ЖЕРТВЫ НОВЫХ ТРЕНДОВ

Время от времени в мире возникает рост цен на то, что не может и не должно стоить дорого, но цена таких активов какое-то время упрямо растет и растет до небес. И объяснение этому не чудо, а наличие определенной категории людей, которые в этих трендах участвуют своими деньгами, верой и временем на создание и поддержание веры. Все как в сектах.

Л. Гумилев говорил про пассионариев, 10%, которые двигают страну вперед. Но эти наши «добровольцы» — 1-2% общей массы — сумрачные люди — они другие.

Эти люди лезут в наклонные пирамиды, в откровенные МММ, в любые гуано-кипиши, в которых слово «крах» вышито белыми нитками.

Все помнят про тюльпаноманию. За две луковицы в какой-то момент можно было купить дом с землей. Не потому, что дом стал стоить дешево, а потому что цена на луковицы взлетела до небес. Нет — весь мир не сошел с ума, и люди не продавали дома за луковицы.

Просто в отдельном сообществе-матрице сумрачные люди ТОРГОВАЛИ ЛУКОВИЦАМИ ПО ЦЕНЕ ДОМА — ТОЛЬКО МЕЖДУ СОБОЙ.

Акции компании южных морей — такой же пузырь. А сколько их было после.

Блокчейновые валюты как тренд развивался в том же русле.

Все как и раньше было рассчитано исключительно на этот же процент очень сумрачных людей — мол смотрите, цена только растет, кто-то уже обогатился, станешь богатым и ты, и дальше схема орифлейма — купи оборудование/товар у нас, и сначала мы станем богатыми, потом ты. Вариация сетевого маркетинга.

Естественно ты везде должен писать про коины, про свои потуги и первые успехи, вовлекать новеньких членов — мол, «у нас так принято».

В гуано-трендах, когда происходит аномальный рост цены на то, что изначально ничего не стоит, все заканчивается одинаково, очень многие остаются ни с чем.

Есть версия, что с криптовалютами просто слишком все поспешили, и что будет второе ее пришествие.

31 октября 2008 года Сатоши Накамото опубликовал статью «Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System», и назвал ее — Электронная Наличность.

Термин Криптовалюта закрепился после публикации статьи o системе Биткойн «Crypto currency» (Криптографическая валюта), опубликованной в 2011 году в журнале Forbes.

Термины Кэш и Валюта подразумевают, что мир получил новые Деньги с новыми свойствами.

Однако несоответствующая реалиям терминология ввела в заблуждение толпу, и, кроме того, спровоцировала власти на подозрительное и враждебное отношение к продукту.

Юридические криптовалюта ближе всего к траснфертным контрактам (как у футболистов).

Ну а называть ее можно например Системой Перемещения Виртуальной Ценности (СПВЦ), а единицей перемещения – Жетоном (Токеном)

Теперь другой вопрос: А может ли Жетон (Токен) стать Деньгами?

Может, при условии, что участники товарообмена согласятся обменивать его на реальный товар, и если крипто-жетоны выйдут из СПВЦ.

Однако проблема состоит в том, что никто не может выступить гарантом сохранения Ценности жетонов вовне, иначе это подразумевает единый эмиссионный центр, контроль и централизацию выпусков жетонов, что противоречит сути криптовалюты.

Т.е. ценность биткоина (и любого Крипто-Токена) зависит лишь от того, насколько сильна вера в его ценность у юзеров соответствующей СПВЦ.

Получается, что ценность Крипто-Токена — это практически ценность коллекционного Товара, которая есть лишь внутри СПВЦ.

Редкая старая марка вне сборища филателистов не обладает ценностью для остальных людей.

И в то время как система блокчейна развивается, например BitShares — на блокчейне которой построены децентрализованные биржи, работающие в реальном времени и имеющие возможности за 5 минут создавать собственные токены, сама криптовалюта прозябает, являясь инструментом для спекуляций в основном в мошеннических схемах.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.